пятница, 11 ноября 2011 г.

Сказки про новый Зарайский молочный завод. (или "Куда пропала зарайская сметана?")

В сентябре 2011 года производство молочной продукции на Зарайском молочном заводе остановлено и его сотрудники получили уведомления о сокращении. В конце октября было разобрано и вывезено оборудование. Предприятие, с почти вековой историей, которое было основано в 1918 году и выпускало натуральные и неповторимые по вкусу молочные продукты, остановлено. Три года назад, в 2008 году, Зарайскому молочному заводу исполнилось 90 лет, и он успешно работал. Зарайская сметана и зарайский творог были гордостью нашего города и пользовались спросом далеко за его пределами. Что случилось с предприятием?
       Реально завод принадлежит вдохновителям строительства Меткома в городе Зарайске. А Гребенников - представитель "сообщества" металлургов и их ставленник. 7 лет назад борьбу против строительства Меткома (предприятия по переработке аккумуляторов) по-соседству с молочным заводом вёл тогдашний директор завода Иван Семёнович Шерстяк. Свидетельства тех событий можно и сейчас найти в интернете - ссылка 1, ссылка 2 (подождите, долго грузится) и ссылка 3.  
     Недавно по Зарайскому радио выступил г. Гребенников - генеральный директор территории, которая раньше была молочным заводом, с объяснением ситуации. Суть его выступления сводится к следующему - предприятие закрыто на реконструкцию, после которой производство натуральной молочной продукции будет восстановлено. Хочу обратить внимание на время выступления. До выборов, которые состоятся 4 декабря, остаётся совсем немного, и повесить лапшу на уши зарайцам самое время. Василий Романович Гребенников является спонсором районной ячейки партии "Справедливая Россия" и многим в Зарайске известно про его амбиции. Ещё год назад ему снилось место Главы района, или как минимум, главы комитета по имуществу в администрации района. Сегодня, по слухам, он купил себе место в избирательном списке "Справедливой Росии" в Московской Областной Думе. Вот зачем ему понадобилось оправдываться по радио перед зарайцами и называть развал завода реконструкцией. С "Единой Россией" у него не срослось - слишком велика конкуренция на выдвижение куда-либо из партии власти.
     Чтобы оправдать своё право рассуждать на вышеобозначенную тему, хочу сообщить следующее: первое - я коренной зараец, гордился Зарайским молочным заводом, и его судьба мне небезразлична, второе - я знаком с  г. Гребенниковым с 2005 года, третье - чуть больше 2-х лет (с июня 2007 года до сентября 2009 года) проработал исполнительным директором Зарайского молочного завода под его руководством.
     После остановки производства и демонтажа оборудования территория бывшего молочного завода представляет своеобразный технопарк, обладающий лимитами (правом) на потребление электроэнергии и газа. Глупо этим не пользоваться, поэтому что-то на этой территории работать будет. Что? Это главный вопрос! Восстановление выпуска молочной продукции в прежних объёмах невозможно. Потеряны рынки. А конкуренты модернизируют производство, не закрывая заводы и не сокращая людей. Это я говорю как бывший "молочник".
      А как зараец говорю, что не верю человеку, который на месте ёлочек вокруг памятника Мерецкову мечтает поставить свой магазин, и считает что самое интересное в нашем городе - это кусочки земли и собственности, которые ещё можно прибрать к рукам. Когда в 2007-ом я пришёл на Зарайский молочный завод, верил, что предприятие можно успешно развивать. Через год я в этом убедился. А ещё через год, в 2009-ом, несмотря на то, что завод еле справлялся с заказами, понял, что Гребенников делать этого не будет, и выжимает последнее из людей и оборудования, которое дышало на ладан. Моё прозрение наступало постепенно. Иногда я сравнивал дела и поведение двух последних директоров Зарайского молочного завода. Сын и невестка Шерстяка реально работали на предприятии, а близкие Гребенникову люди, находясь в штате, только получали зарплату. Магазин на Московской, который всегда был магазином молочного завода, был сдан Гребенниковым в аренду собственной жене. Этой схемой в конце-концов и заинтересовалась налоговая инспекция.   Сравнение можно долго продолжать.  В сентябре того-же года я уволился. К тому времени в бухталтерии уже работали сотрудники коломенского ОБЭП, а результаты последней налоговой проверки грозили миллионными штрафами.
      Осенью прошлого года, зная о положении дел на предприятии, я уже без сомнений говорил, что Василий Романович Гребенников угробил Зарайский молочный завод. Через общих знакомых мои слова доходили до него. Тогда же, по инициативе обиженного моими высказываниями, и состоялся наш последний телефонный разговор. Цитирую своего собеседника:
         - Меня достали слухи, которые ты распускаешь по городу. Я в первую очередь думаю о своей семье, и в том, что ты не состоялся в жизни я не виноват. Твой статус в Одноклассниках смешён... (дальше последовали угрозы в мой адрес и кто-то вырвал у него телефон)
        Мой статус в Одноклассниках - это переделанное известное высказывание о том, что человек это цель, а не средство для достижения цели, из которого понятно, что я этот самый человек и есть. После него действительно стоит смайлик. Я не знаю людей, которые состоялись  бы под руководством или при участии Гребенникова, кроме членов его семьи, в заботах о которой он не только завод угробить способен. Зато знаю многих людей, состоявшихся под руководством Ивана Семёновича Шерстяка, без ущерба для его семьи.


     
     В комментарии к рекламному ролику Зарайского молочного завода, снятому в 2008 году, который я в октябре выложил в Одноклассниках, стали приходить крики души моих бывших коллег. Мол производство остановлено, а всем наплевать, администрации в том числе! Не думаю, что безразличные люди там сидят. Зарайскую сметану  и зарайский творог все лопали за обе щеки. Вот только запретить собственникам остановить производство никто не в состоянии.  Вообще важно понимать что мы в состоянии сделать, а чего не в состоянии. Что мы можем и чего не можем? Отобрать молочный завод, кирпичный завод и фабрику "Красный Восток" у нерадивых собственников - не можем.
      Теперь о том что могли и можем. Могли не допустить открытия Меткома, вопрос о строительстве которого был вынесен на городской референдум. Большинство проголосовавших сказали "нет" Меткому, но явка на референдум оказалась недостаточной для принятия этого решения. Не помню точно  25% или 50% от общего количества избирателей города должны были прийти на референдум. Не пришли! Чего на кого-то пенять. Не знаю что было с "Красным" и с "кирпичным", но "молочный" мы сами просрали. И мне стыдно за своих земляков, не пришедших тогда на референдум. Короче! Прийти на выборы мы всегда можем